Главная · Статьи · Файлы · Форум · Категории новостей Ноябрь 21 2017 05:33:28
Навигация
Главная
Статьи
Файлы
FAQ
Форум
Категории новостей
Обратная связь
Фото галерея
Поиск
Ссылки
Разное
Последние статьи
В процессе изготовле...
Как производят разме...
Библиографический сп...
Контрольные вопросы
Содержание отчета
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 33
новичок: tgolovko2010
Друзья сайта

Рейтинг@Mail.ru
Объявление
Ядерная энергия
Академик П. Л. Капица
Николина гора 11 января 1955 г.
В 1791 г. Гальвани [5] открыл электрический ток, наблюдая, как под его
влиянием сокращаются мышцы лягушачьей лапки. С тех пор прошло более 150 лет.
За это время мощность, которую возможно переносить электрическим током все
возрастает. В прошлом веке в основном, электрическим током пользовались для
передачи сигналов связи, в нашем веке им передают на сотни километров энергию
вод наиболее мощных рек и водопадов.
Когда супруги Кюри, полвека назад, впервые выделили крупинку радия, то эта
крупинка давала не больше ядерной энергии чем электрический ток, заставлявший
дрыгать лягушачьи лапки в опыте Гальвани. Ядерная энергия сегодняшнего дня,
которая выделяется при взрыве водородной бомбы, может уничтожить большой город
и все кругом него в радиусе десятков километров. Шаг не меньший, чем от опытов
Гальвани до электростанций на волжской плотине. Бросается в глаза и большая
разница. Без электричества мы не можем культурно существовать; представим
себе, что волшебным жезлом мы остановим течение электричества по проводам;
тогда жизнь любого большого города замрет. Но то, что сегодня человечество
познало ядерную энергию и создало атомную и водородную бомбы не только не
помогает людям жить, но сулит им гибель.
Неужели впервые в истории человечества открытие новых сил природы послужило
ему во вред?
Необходимо поставить вопрос - что сейчас мешает ядерной энергии встать на путь
службы мирной, культурной жизни человечества? Естественно, что в первую
очередь ответ на этот вопрос должен дать ученый. Ведь, как ни как, это ученые
выпустили на свободу это дикое животное и ученые же должны помочь его
приручить и заставить работать на благо человечества.
Не трудно видеть в чем корень зла. С одной стороны применение ядерной энергии
для разрушительных целей, т. е. атомная бомба, открыло совсем новые
возможности в технике войны. С другой стороны применение ядерной энергии для
мирных целей, как, например, генерирование электроэнергии, пока еще не может
конкурировать с обычными тепловыми электростанциями. Но всегда ли это будет
так? Я думаю, что большинство ученых, так же как и я считают, что это
положение не нормальное и, несомненно, со временем оно должно в корне
измениться. Чтобы это изменение произошло скорее, необходимо, чтобы более
широкие массы людей поняли истинную сущность создавшегося сейчас ненормального
положения. Это поможет направить применение ядерной энергии по правильному
пути.
В этой статье я хочу остановиться на вопросе, как открытие и познание ядерной
энергии влияет на нашу культуру и ответить на вопрос станет ли со временем
ядерная энергия также неотъемлема от жизни человечества, как сейчас стало
электричество.
* * *
Начну с описания характерных черт ядерной энергии, как разрушительного агента,
а потом разберу вопрос об ее мирном применении.
Возможность перехода вещества в энергию стало понятно ученым с конца прошлого
столетия, но основной количественный закон связывающий энергию и массу был
сформулирован Эйнштейном, ровно 50 лет тому назад, когда им была создана
“Теория относительности” [7] ; тогда еще всех поразил тот факт, что переход
вещества в энергию, если его удастся осуществить в больших масштабах, дает в
руки людям двигатель колоссальной мощности.
Длинным и сложным путем наука пришла к возможности осуществления на практике
превращения вещества в энергию. После ряда фундаментальных открытий, сделанных
в различных странах, стало ясно, что имеется реальная возможность на практике
реализовать большую ядерную энергию, путем создания цепной ядерной реакции.
Первым указал на реальность этой возможности наш советский ученый академик Н.
Н. Семенов [8]. Первые опубликованные количественные расчеты в этом
направлении были сделаны его сотрудниками Я. Б. Зельдовичем и Ю. Б. Харитоном
[9]. Путь, по которому нужно было итти, чтобы осуществить цепную ядерную
реакцию, был уже ясен ученым в ряде стран. Но случилось так, что этот момент
совпал с началом второй мировой войны. Во время войны только в США были
необходимые материальные условия для развития этих работ, так как из всех
стран только территория США не была захвачена войной и нормальный образ жизни
ее университетов и научных институтов не был нарушен. Использовав эти
благоприятные условия, при участии ведущих ученых ряда стран, в Америке была
начата работа по осуществлению цепных ядерных реакций. Главным образом
благодаря работам крупнейшего итальянского ученого Энрико Ферми [10], при
Чикагском университете был создан и пущен в конце 1942 г. первый урановый
реактор. Этот знаменательный научный успех открыл дорогу для осуществления
цепной реакции взрыва. 16 июля 1945 г. в Нью-Мексико была впервые взорвана
атомная бомба [11]. Результат этого испытания показал колоссальную силу
ядерного взрыва, предсказанную теорией этого явления. Действительно,
взорванная бомба в тысячу раз превосходила взрывную силу наикрупнейших обычных
бомб. Ввиду исключительного военного значения атомной бомбы, все работы с ней
в США были связаны с большой секретностью, которая обычно принята в оборонной
технике. С точки зрения ученого, с самого начала, такая секретность,
распространенная на науку, подверглась критике. Она только тормозила развитие
мировой науки, но, по существу, не была реальной и напоминала секрет
Полишинеля.
Наука неизбежно развивается по одному пути и ученые в различных странах, даже
если их работы полностью засекречены друг от друга, все же, неизбежно, пойдут
по одному и тому же пути. Разница может быть только в зигзагообразных исканиях
и в темпах, которые, в основном, определяются талантливостью привлеченных
ученых, моральными условиями их работы и теми материальными возможностями,
которыми они располагают. Так это и случилось. Как только после войны в Европе
восстановилась нормальная жизнь, сперва ученые и инженеры СССР, а потом Англии
самостоятельно осуществили атомную бомбу.
Если для ученых совершенно ясны пути и законы развития ядерной физики, то, к
сожалению, для ряда политиков и дипломатов они до сих пор не ясны. Этим только
и можно объяснить возникновение так называемой “атомной дипломатии”. Как
известно, эта дипломатия исходит из того, что США, путем засекречивания,
смогут неизменно сохранять свое первоначальное тактическое преимущество в
обладании атомным оружием и используя страх перед разрушительной силой атомной
бомбы, направлять международную политику согласно своим вкусам. Жизнь скоро
показала ошибочность такой концепции, но, к сожалению, даже и сейчас это
заблуждение до конца не изжито.
Недавно в английском журнале “The New Statesman and Nation” был опубликован
ряд интересных статей профессора П. М. С. Блэкетта [12] о военном применении
ядерной энергии. В этих статьях хорошо показано, как постепенно рушилось
атомное преимущество США, и Блэкетт считает, что от этого преимущества сейчас
ничего не осталось. Блэкетт справедливо указывает, что, несмотря на большую
засекреченность научных ядерных работ во всем мире, для ученого физика, даже
по совсем скудным сведениям о научных работах, которые просачиваются в прессу,
не представляет особого труда восстановить, конечно, в общих чертах, основные
этапы и основные достижения в развитии ядерной техники и физики. Как ученый не
принимающий участия в ядерных работах [13], я могу основывать свои заключения
также, как и Блэкетт только на широко опубликованных материалах. В основном я
согласен с описанием Блэкетта современных достижений ядерной физики, но мои
выводы несколько отличаются от его заключений.
* * *
Естественно, что основные усилия по развитию работ над атомной бомбой, после
ее осуществления, были направлены на увеличение ее взрывной силы. Повидимому,
можно считать, что после первого взрыва в Нью-Мексико, путем технических
усовершенствований методов возбуждения цепной реакции, удалось увеличить
взрывную силу бомбы еще раз в 10-20. Но наиболее оригинальные и значительные
научные работы велись в другом направлении.
Первоначальная атомная бомба, как и все до сих пор существовавшие в природе
радиоактивные вещества получала свою энергию за счет расщепления ядер тяжелых
атомов на более легкие. Но давно был уже известен и другой путь получения
энергии: за счет синтеза тяжелых ядер из более легких. Такой процесс синтеза
ядер, считают происходящим в недрах звезд и солнца, что является источником
энергии поддерживающим их высокую температуру. Не трудно было видеть, что
аналогичные процессы, если их осуществлять искусственно могут привести к
внезапному выделению больших количеств энергии, т. е. к взрыву. Если процесс
разложения наиболее эффективно осуществляется с самыми тяжелыми элементами,
такими как уран, то синтез надо осуществлять с ядрами наиболее легких
элементов, такими как водород. Поэтому естественно стал вопрос об
осуществлении бомбы с синтезирующим процессом и ее стали называть водородной
бомбой.
Чтобы инициировать процесс синтеза из водородных ядер нужна очень высокая
температура, которую пока что невидимому удается осуществить только путем
атомного взрыва, хотя не исключена возможность, что со временем ее удастся
осуществить путем интенсивных кумулятивных взрывов. В первоначальном варианте,
схема водородной бомбы представляла из себя обычную атомную бомбу, но
окруженную оболочкой, заполненной водородом. Инициирующий атомный взрыв
создает высокую температуру в десятки миллионов градусов, после чего
происходит синтез ядер водорода в ядра гелия. Получаемая при этом энергия
взрыва определяется количеством водорода, превращающегося в гелий.
Простые вычисления показывают, что при такой ядерной реакции вполне реально на
практике получить мощность взрыва, превосходящую первоначальный взрыв атомной
бомбы раз в 1000. Казалось бы все обстоит очень просто, но когда стали изучать
эти процессы количественно, возникли существенные затруднения, которые
заставили сомневаться в реальной возможности осуществления водородной бомбы,
даже создателя первой атомной бомбы, профессора Оппенгеймера [14].
Дело в том, что ядра водорода существуют в трех видах. Наиболее распространены
ядра с атомным весом 1, потом с атомным весом 2, так называемый дейтерий; его
в природе значительно меньше; и наконец с атомным весом 3, это ядра трития.
Эти ядра радиоактивны и время их распада около 12 лет. В природе их
практически не существует, их можно делать только искусственно, например, в
ядерных реакторах. Более детальное изучение водородной реакции показало, что
водородная бомба осуществима только при участии достаточного количества
трития. Поскольку техническое изготовление трития исключительно дорого и
сложно, водородная бомба, по мнению ряда ученых, непомерно дорога. Блэкетт в
своей статье указывает, что американские ученые оценивают стоимость 1
килограмма трития в 1 миллиард долларов, хотя он сам считает, что эта сумма
преувеличена.
Были и другие технические трудности при осуществлении водородной бомбы,
например связанные с необходимостью применять дейтерий и тритий в жидком виде.
Все это привело к тому, что вес водородной бомбы достигал десятков тонн. Как
известно в Америке мнения ученых разделились при оценке целесообразности
осуществления такой дорогой и по существу не транспортируемой водородной
бомбы. Но все же правительство США решило ее осуществить во чтобы то ни стало
и только для того, чтобы опять захватить “атомное” лидерство, которое очевидно
было потеряно после взрыва нашей атомной бомбы в 1949 г.
Были затрачены миллиарды и в Саванна Ривер был построен первый завод по
изготовлению трития. Наконец, в 1952 г. американцы взорвали первую водородную
бомбу [15] и получили взрыв значительно больший, чем от обычной атомной бомбы.
Серьезного военного значения, такая дорогая и тяжелая водородная бомба не
имела, но научное значение было большое, так как было доказано на опыте
осуществимость ядерной реакции синтеза. Через год в августе 1953 г. была
взорвана водородная бомба в СССР [16].
Из дальнейшего будет видно, что с этого момента и начинается новый этап в
области истории военного применения ядерных бомб.
* * *
Американцы не скрывают, что они систематически ведут наблюдения за составом
атмосферы окружающей СССР. Как известно, радиоактивность атмосферы, остающейся
после атомного взрыва, далеко переносится воздушными течениями. Это дает
возможность американцам путем анализа воздуха за советской государственной
границей, не только констатировать то, что у нас в стране произошел атомный
взрыв, но и оценить его силу и характер. Блэкетт в своих статьях указывает,
что после нашего взрыва термо - ядерной бомбы в августе 1953 г. американцами
был таким способом обнаружен в атмосфере легкий изотоп лития. Этого факта было
достаточно, чтобы физик ученый понял в чем тут дело. А дело было вот в чем.
Советским ученым первым пришла в голову гениальная мысль: процесс образования
трития производить из лития не заранее в реакторах, как это делали американцы,
а во время самого взрыва, за счет нейтронов, образуемых в процессе
инициирующего ядерного взрыва. Таким образом отпадала необходимость иметь в
больших количествах сверхдорогой тритий. Кроме того, поскольку существует
химическое соединение водорода с тритием (гидрид лития), то отпадает
усложнение вызванное необходимостью применения жидкого водорода [17].
Осуществление на опыте этой замечательной идеи привело к тому, что водородная
бомба или, как правильнее называть этот тип бомбы - термоядерная, практически
оказалась немногим дороже и не тяжелее обычной атомной бомбы. При этом сила ее
взрыва может в тысячи раз превосходить силу взрыва атомной бомбы.
После получения данных анализа воздуха, раскрывавшего сущность советской
термоядерной бомбы, американским ученым и инженерам удалось воспроизвести ее
только через 7 месяцев. Как известно, такая термоядерная бомба в США была
взорвана в марте 1954 г. Мне думается, что для восстановления объективной
истории гонки атомного вооружения нужно остановиться на создавшейся в то время
ситуации более подробно.
После успешного осуществления термоядерного взрыва в СССР, каждая запасенная у
нас атомная бомба превращалась в термоядерную. Это не представляло особого
труда, так как для этого только нужно было иметь в достаточном количестве
легкий изотоп лития. Хорошо известно, что для современной техники выделение
достаточно распространенного легкого изотопа лития не представляет труда.
Таким образом, взрывная сила запасов атомных бомб в СССР практически сразу
увеличивалась в тысячу раз, в то время, как в Америке она оставалась на том же
уровне. Если даже допустить, что американские запасы активного продукта для
бомб в это время были в несколько раз больше чем в СССР, то все же несомненно,
что при помножении на 1000 “атомная мощь” СССР в сотни раз превосходила
“атомную мощь” США. Можно с уверенностью сказать, что такого решающего
военного преимущества по своему масштабу одной стороны над другой не знала
история (конечно не считая колониальных войн.).
Это положение длилось 7 месяцев. Несомненно, что все это было хорошо известно
Советскому Правительству. Поэтому естественно задать вопрос; - как тот круг
людей, который за рубежом пугает свой народ агрессивными намерениями
Советского Союза, объяснит, почему 7 месяцев несомненного и подавляющего
“атомного” превосходства не были использованы Советским Союзом для пресловутых
агрессивных целей? Ведь этот срок в 7 месяцев далеко превосходит те несколько
дней, если не часов, которых, по мнению тех же американских экспертов, вполне
достаточно, чтобы несколькими десятками этих советских термоядерных бомб,
стереть с лица земли любую из стран земного шара? Поставим еще другой более
простой вопрос. Почему cоветская дипломатия за эти 7 месяцев полного “атомного
преимущества” не стала действовать с “позиции силы” т. е. с той позиции, в
которую все послевоенные годы англо-американские дипломаты пытаются
становиться, чтобы навязать миру свои предложения?
Тут возможен только один очевидный и простой ответ: агрессия и диктат не есть
политика социалистического и настоящего демократического государства, каким,
несомненно, является Советский Союз. Даже, когда такое государство явно и
располагает возможностями диктовать свою волю другим странам, оно все же к ним
не прибегает, по той же причине почему честный человек не станет воровать,
даже если ему это заведомо пройдет безнаказанно.
Меня очень удивляет почему обо всем этом умалчивает даже самая передовая
пресса Англии и Америки?
Но вернемся к рассказу о дальнейшем развитии научной стороны вопроса ядерного
взрыва. Сейчас мне предстоит подробно остановиться на вопросе, который еще
мало осознан людьми, пока он ясен только ученым и то не всем.
Чтобы себе представить разрушительную силу термоядерной бомбы, следует
вспомнить разрушения произведенные во всей Германии во время второй мировой
войны. Известно, что всего на Германию было тогда сброшено около 3 миллионов
тонн бомб. Так вот одна термоядерная бомба в несколько раз более
разрушительна, чем все сброшенные за прошлую войну на Германию бомбы, вместе
взятые.
Но главный ужас термоядерной бомбы не в ее умопомрачительной разрушительной
силе, - а в радиоактивном отравлении воздуха. После взрыва любого типа ядерной
бомбы в воздухе остается большое количество радиоактивного вещества,
непрерывно дающего проникающее излучение, которое, даже в небольших дозах, не
только вредно для живого организма, но смертельно для него. При этом
радиоактивное отравление атмосферы не есть кратковременное явление, от
которого можно укрыться; оно длится годами. Прикидочные расчеты показывают,
что полностью отравить атмосферу земного шара уже можно существующими запасами
накопленных активных продуктов, получаемых в урановых реакторах, если их
превратить в термоядерные бомбы и взорвать.
Исходя из реальности такой ситуации, вот как можно представить себе схему
войны между двумя странами, которые мы назовем “х” и “у”. Каждая из них имеет
предельное количество термоядерных бомб, т. е. такое количество, которого
достаточно, чтобы отравить всю земную атмосферу. Положим, страна “х”,
используя внезапность или свое превосходство в технике сбрасывания бомб,
нападает на страну “у” и за несколько часов стирает ее с лица земли. При этом,
конечно, страна “х” следит за тем, чтобы эта операция была осуществлена с
числом бомб меньшим, чем предельное, т. е. то, которое может привести к
отравлению всей земной атмосферы.
Даже, если такую операцию страна “х” и проведет “успешно”, но в стране “у”
останется в живых небольшая кучка людей, то все же эта кучка, которой уже
нечего терять, хотя бы из чувства мести всегда может взорвать остаток своих
запасов активных продуктов. Этим она отравит земную атмосферу, и таким путем
уничтожит и все население страны “х”. При этом, конечно, гибнет не только
оставшаяся кучка населения страны “у”, но и население всех других стран на
земле, не принимавших участия в конфликте.
Еще лет десять тому назад, такая схема могла лечь в основу фантастического
романа типа Жюль Верна или Уэльса. Но сегодня эта схема лежит не в основе
литературной фантастики, а является реальной действительностью, возможность
которой, к сожалению, пока осознана только учеными. В заграничной прессе,
сейчас еще приходится читать длинные и замысловатые рассуждения о том,
сохраняет ли США еще свое мировое превосходство в количестве запасенного
активного продукта. Эти рассуждения показывают полное непонимание создавшегося
положения.
Казалось бы не трудно понять, что если после взрыва предельного числа,
(условно примем его за 1000 термоядерных бомб), существование жизни на земле
прекратится, то весь излишек бомб сверх этого числа ни к чему не нужен. Он не
может быть использован для военных целей без гибели и самой нападающей
стороны. Взорвать вместо 1000 бомб, 5000, это равносильно разнице утонуть ли
человеку на глубине 1000 метров или 5000 метров.
Конечно, трудно поверить, что человечество пойдет на такую войну, которая
поведет к “самоубийству планеты”. Самоубийство правильно расценивается, как
акт психической слабости, следовательно, оно граничит с умопомешательством.
Так неужели же всегда существовавшая среди людей рознь в политических,
религиозных и других мировоззрениях может теперь привести к использованию
термоядерной бомбы, как к методу доказательства своей правоты и этим самым к
общей гибели?
Очевидно, сейчас есть один выход из создавшегося положения, это категорическое
запрещение любого типа атомного оружия и осуществление строжайшего
общественного международного контроля за выполнением этого запрещения.
Я вполне разделяю мнение моего коллеги академика Д. В. Скобельцына, которое он
недавно выразил в письме в редакцию журнала “Международная жизнь” [18]. Нет
другого простого и действительного выхода из создавшегося положения, кроме
полного запрещения атомного оружия. Это уже ясно ученым и их долг заставить
понять создавшееся положение всех граждан своих стран, чтобы даже самые
твердолобые политики поняли нелепость установления взаимоотношений между
странами с “позиции силы” и возможности применения в военном конфликте
атомного оружия.
Ряд ученых за границей выступил с указанием на вредное и в конечном итоге
гибельное действие на все население земного шара радиоактивного отравления
воздуха, неизбежного после любого атомного взрыва [19]. Гибель японских
рыбаков, находившихся далеко от места взрыва американской термоядерной бомбы
справедливо приводится, как печальная но наглядная иллюстрация такого
радиоактивного отравления через воздух [20]. Я, как ученый, приветствую эти
выступления также, как авторитетное выступление в Оксфорде 1-го сентября 1954
г. крупнейшего физиолога профессора Эдриана [21], президента Королевского
Общества Англии. Во время съезда Британской научной ассоциации, Эдриан, как ее
председатель, в своей вступительной речи, посвященной в значительной мере
вопросам науки и атомной войны, говорил, что благодаря радиоактивному
отравлению “вполне достоверно, что большая атомная война будет катастрофична
для всего мира.
* * *
Для полноты картины разбора вопроса об использовании атомной энергии для
военных целей следует еще коснуться вопроса обороны от атомного нападения.
Эти вопросы тоже широко дискуссируются в иностранной прессе, но поскольку они
обычно сводятся к обсуждению уже существующих и известных методов защиты,
основанных на применении радиоуправляемых ракет и самолетов совместно с
радарной техникой, то тут мнение военного эксперта более авторитетно, чем
ученого. Самые разнообразные по своему положению эксперты, все довольно
единодушно утверждают, что, при современной радио и ракетной технике с большим
трудом, но все же можно надеяться организовать 90% защиту от воздушного
нападения. Это значит, что из 1000 бомб только 100 достигнут цели. Стоимость
организации такой защиты, например, для площади США определяется цифрой
порядка 200-300 миллиардов долларов, т. е. во много раз больше всех расходов,
произведенных на атомную бомбу. Несомненно, организация такой защиты для
всякой страны имеет большое значение, главное, как фактор, задерживающий
развязку атомной войны. Например, если наше условное число в 1000 бомб есть
предел возможного количества бомб для полного отравления воздуха, то при
организации защиты, из них будет иметь разрушающее действие только 100, а
этого числа может оказаться недостаточно для того, чтобы “стереть с лица
земли” страну. Понятно, что уже такая, даже не полная система защиты делает
для агрессора атомную войну менее привлекательной.
Очевидно, что полная защита страны, делает атомную войну полностью
бессмысленной.
Поэтому мы должны всевозможными путями приветствовать разработку более
эффективных методов обороны. Необходимо поставить перед учеными проблему
искания принципиально новых путей защиты, которые бы осуществляли защиту более
эффективно и более дешево.
История науки неизменно учит нас, что всякий яд имеет свое противоядие. Трудно
думать, чтобы в неисчерпаемом разнообразии явлений природы не было таких
принципиально новых возможностей, использование которых не привело бы к
созданию полноценного противоядия для защиты человечества от атомной напасти
[22].
* * *
Но как ни полны угрозами термоядерные бомбы, - и они имеют положительные
стороны. Не только всем скоро станет очевидным, что создавшееся положение явно
привело апологетов атомной войны в тупик, но, несомненно, что cкоро передовые
государственные люди всех стран поймут, что единственный выход из этого
тупика, это отыскать надежную форму для полного запрета атомного оружия. Кроме
того, положительная сторона создавшегося положения еще и в том, что дальнейшая
научная работа над повышением взрывной силы ядерной реакции становится
бессмысленной.
Очевидно, что когда в странах “х” и “у” уже накоплено такое количество
активного продукта, которое превышает мировую отравляющую норму, то дальнейшее
накопление его бессмысленно, так как оно ни к чему. Таким образом, научная
работа над ядерной бомбой в дальнейшем неизбежно должна сперва сократиться, а
потом и вовсе прекратиться. Поскольку обе стороны располагают примерно
одинаковым количеством знаний в этой области, естественно появляется
возможность рассекретить эти знания и сделать их достоянием ученых всего мира.
Просматривая научную литературу, нетрудно заметить, что такое пока еще робкое
рассекречивание ядерной физики уже началось и можно с уверенностью
предсказать, что оно полностью завершится через несколько лет - срок, который
нужен соответствующим государственным органам, ответственным за секретность,
чтобы осознать и полностью разобраться в создавшемся положении.
Рассекречивание ядерной физики нужно приветствовать, так как оно, несомненно,
приведет к прогрессу в научных работах над мирным применением ядерной энергии.
Сразу же будет вовлечен в эту работу широкий круг ученых и начнется
сотрудничество ученых, работающих в различных областях знания; этого сейчас
остро недостает.
История науки неизменно показывает, что путем скрещивания различных
направлений в научной работе и рождаются наиболее передовые и замечательные
научные открытия. Поэтому свободное сотрудничество ученых разных
специальностей, несомненно, приведет к открытию совершенно новых возможностей
применения ядерных процессов в науке и жизни, возможностей которых сейчас еще
нельзя предсказать, но которые могут стать со временем важнейшими. Оставляя
эти проблематические возможности в стороне, я ограничусь тем, что опишу
наиболее плодотворные из очевидных уже сейчас направлений мирного применения
ядерных процессов.
* * *
Пока что четко намечаются два главных направления в мирном применении атомной
энергии. Первое направление основано на использовании возможности создания
искусственных радиоактивных атомов, которые по своим химическим свойствам
могут быть идентичны с атомами наиболее распространенных элементов, как
например, углерод, фосфор и др. Как известно, это широко используется в
биологии и химии где, применяя так называемые “меченые атомы”, удается
совершенно новым путем выяснить сущность механизма ряда важнейших
биологических и химических процессов. Несмотря на то, что эта работа пока
ограничивается чисто научными результатами, все же их значение для практики
очень велико, более глубокое понимание существующих процессов всегда открывает
возможность направлять их по правильному пути. Надо помнить, что биологические
процессы лежат в основе сельского хозяйства, животноводства, медицины играющих
первостепенную роль в нашей культуре.
Однако мы не будем подробно останавливаться на этих направлениях применения в
науке ядерных процессов. Им достаточно отводится внимания, как в научной так и
в популярной литературе.
Я хочу главным образом остановиться на втором направлении - на использовании
ядерных процессов для увеличения энергетических ресурсов, которыми располагает
человечество. Первый вопрос, на который тут следует ответить - следующий:
какое количество энергии можно получить, переработав в ядерных реакторах все
предполагаемое количество доступного в земной коре урана?
В научной литературе указывается, что в случае, если в ядерной реакции
используется весь уран, как это возможно осуществить в реакторах, которые
называются “размножителями”, то можно считать, что количество полученной при
этом энергии будет по крайней мере в 10 раз больше той, которую считается
возможным получить от сжигания всех доступных залежей каменного угля.
Следовательно, если согласиться с распространенным прогнозом геологов, что
запасов каменного угля в земной коре хватит человечеству еще на 2000 лет, то
запаса ядерной энергии от урана хватит больше чем на 20000 лет.
Конечно, все эти расчеты весьма предположительны, но все же они, несомненно,
показывают на те громадные масштабы, которых может достичь применение ядерной
энергии на службе человечества. К тому же следует отметить, что эти расчеты
основываются на предположении, что используется только уже хорошо известная и
изученная ядерная реакция распада урана. Несомненно, что со временем будут
открыты еще и другие осуществимые в больших масштабах ядерные реакции. Если
считать что людям удастся еще использовать энергию при синтезе легких ядер, то
можно смело принять, что энергетика ядерных процессов никогда не будет
ограничена недостатком "горючего" сырья.
Если это так, то что же сейчас стоит на пути широкого использования ядерной
энергии для мирных целей? Ответ прост. Пока запасы каменного угля, нефти,
гидроэнергии еще не исчерпаны, ядерная энергия может быть успешно использована
только, когда ее получение и применение будет более рентабельно, чем получение
энергии при сжигании угля, нефти и пр. Постараюсь в общих чертах дать картину
современного состояния ядерной энергетики.
Как уже говорилось, когда происходит ядерная реакция - выделяется
исключительно большая энергия. Эта энергия на первой стадии заключается в
чрезвычайно быстром движении образованных после распада электронов, нейтронов
и отдельных ядер атомов. Если сравнить энергию этих частиц с энергией атомов
при тепловом движении, то оказывается, что она соответствует нагреву во много
миллионов градусов. Обратить эту энергию быстрого движения элементарных частиц
в полезную можно различными путями, укажем из них три основных.
Первый путь основан на том, что большинство образующихся в процессе распада
быстродвижущихся частиц несет электрический заряд. Путем заторможения движения
этих частиц в электрическом поле можно превращать их энергию непосредственно в
электрическую. Это наиболее прямой и эффективный способ использования ядерной
энергии, но и самый трудный для осуществления. Пока такого рода процесс был
осуществлен с радиоактивным стронцием и только в очень маленьком масштабе. При
больших масштабах тут возникают трудности и еще далеко не ясно, как их можно
будет преодолеть. В хорошо освоенных приборах, как циклотрон или линейный
ускоритель, электрическая энергия превращается в кинетическую энергию
ускоренных частиц, в данном случае ставится обратная задача, как кинетическую
энергию обращать в электрическую? Принципиально такие процессы вполне
возможны, но чтобы осуществить их эффективно надо проделать большую
изобретательскую работу и преодолеть очень много технических трудностей. Я еще
не встречал в литературе даже попыток изобрести такие обращенные ускорители.
Второй путь значительно проще осуществляется и он состоит в том, чтобы
заставить скорые частицы, полученные при ядерных процессах производить
химические реакции и накопленную таким образом химическую энергию превращать,
например, в электрическую. Вот примитивная схема такого процесса. Положим, что
под влиянием скорых частиц полученных при ядерной реакции происходит
разложение воды на водород и кислород; потом в газовом элементе при их
воссоединении получается электрический ток. Отбор ядерной энергии такими
химическими процессами значительно легче осуществляем чем первым путем. При
этом, по-видимому, можно надеяться получить неплохую эффективность и ждать,
что установки будут простые и дешевые. Но пока теория и практика прямого
превращения ядерной энергии в химическую, а химической в электрическую в
больших масштабах еще не разработана и потребуется еще большая научная и
техническая работа прежде чем эти процессы будут применимы на практике. Хотя в
литературе нет указаний на то, что такие процессы разрабатываются, но уже
имеется ряд работ по изучению влияния радиоактивных излучений на химические
превращения.
Наконец третий путь, он наиболее реальный. В этом случае путем поглощения
энергии частиц ядерного распада превращают ее в тепло, которое может быть
использовано для приведения в действие обычных тепловых машин, например
паровых или газовых турбин. Так получается как бы тепловая-силовая установка с
топкой, работающей на ядерной энергии. Такая схема имеет то преимущество, что
все входящие в нее элементы освоены современной техникой, остается их
приспособить для специфических условий образования тепла в ядерных реакторах и
правильно скомбинировать между собой. Этим путем и идут сейчас ученые и
инженеры, и как видно из обширной иностранной научной литературы, уже добились
обнадеживающих результатов. Надо отметить, что эффективность такого пути
использования ядерной энергии будет всегда ограничена. Поскольку к.п.д.
современной паросиловой установки не превышает 30-35%, то очевидно, что
аналогичные ядерные установки не могут иметь более высоких к.п.д. Ядерные
установки по сравнению с теплосиловыми становятся сложнее благодаря
необходимости создавать защиту от радиоактивных излучений и пользоваться
дистанционным управлением.
На практике все эти недостатки должны окупаться тем, что к ядерным силовым
установкам не нужно подвозить ни угля, ни нефти, ни другого горючего. Не
трудно видеть, что это преимущество может быть решающим в ряде специальных
случаев, как для генерирования электроэнергии в арктических или других трудно
доступных областях, на судах, на самолетах и наконец на межпланетных ракетах,
т. е. везде, где обычное топливо является вредным мертвым грузом. Что касается
мирного применения ядерной энергии в народном энергетическом хозяйстве, то
сейчас в научной литературе весьма подробно разбираются и изучаются
технико-экономические условия эксплуатации различных типов тепло-ядерных
электростанций. Вопрос оказывается еще не вполне очевидным. Например, расчеты
показывают, что капиталовложения на единицу мощности в ядерные силовые
установки несколько больше чем в обычные, но все же это не является решающим
фактором, поскольку в ряде случаев является возможность приблизить такую
ядерную электростанцию к потребителю и сэкономить на дорогостоящей
электросети.
В вопросах стоимости самой эксплуатации предвидятся две основные трудности;
первая из них - необходимость периодически удалять из реакторов радиоактивные
“шлаки”. Этот процесс связан с необходимостью дорогой химической переработки
урана. Некоторые авторы опасаются, что эти расходы могут превзойти ту
экономию, какую дает стоимости урана, как горючего, по сравнению с углем. Есть
еще одна большая трудность при эксплуатации термоядерных электростанций, это
судьба радиоактивных “шлаков”. Если их просто выбрасывать в море или на волю,
как это сейчас и делается, то простые подсчеты показывают, что скоро
отравление воды и воздуха радиоактивностью примет угрожающие размеры для жизни
людей. Пока предлагают для выхода из этого положения заключать шлаки в
герметические бетонные блоки и хранить их глубоко под землей или на дне
океана. Это конечно тоже усложняет и удорожает эксплуатацию термоядерных
электростанций.
Большую роль при эксплуатации будет играть надежность конструкции
электростанции, она должна быть исключительно высокой, так как всякий ремонт
ядерных реакторов и связанной с ними аппаратуры очень затрудняется наличием
радиоактивности. Тут тоже имеются серьезные трудности. Дело в том, что при
высокой температуре, существующей в паросиловых реакторах быстрые частицы,
получаемые при радиоактивных процессах, вызывают всевозможные химические
реакции, эти реакции приводят к коррозии даже наиболее стойких из
употребляемых материалов. Из имеющихся данных невидимому следует, что наиболее
устойчивые из известных материалов, как например, нержавеющая сталь не
выдерживают в реакторах продолжительной работы. Но опыт показывает, что можно
надеяться, что покрытие из циркония решит эту трудность. Однако на разработку
этих вопросов уйдет некоторое время, так как пока еще заводская металлургия
циркония не освоена. Дело еще усложняется тем, что в цирконии всегда имеется
примесь гафния, присутствие которого совершенно не допустимо в ядерных
реакторах. Необходимость тщательного химического очищения циркония от гафния
усложняет его металлургию.
Следует еще указать на необходимость мер безопасности при интенсивно
работающем реакторе на обогащенном уране, для того чтобы происходящая в нем
цепная реакция не перешла бы во взрыв подобный атомной бомбе. В литературе
приводятся указания на то, как этот вопрос надежно разрешается. Поскольку все
описанные трудности не принципиального характера, то не приходится сомневаться
в том, что они все будут со временем преодолены учеными и инженерами.
Ряд крупных ученых и инженеров в своих выступлениях указывают, что через 10-15
лет теплоядерные электростанции по своим технико-экономическим показателям
догонят обычные, работающие на сжигании каменного угля и начнут их вытеснять.
Что касается опытных данных по работе теплоядерных электростанций, то их пока
имеется очень мало. В США невидимому существуют по крайней мере четыре
реактора для теплосиловых установок. Все они небольшие, работают по разным
циклам и имеют целью получение ряда опытных показателей. Сообщается, что уже
два года работает реактор-размножитель. Достаточно подробно опубликована
конструкция опытного ядерного реактора, работающего на обогащенном уране в
Ок-Ридже. От него приводят в действие турбогенератор в 140 киловатт при к.п.д.
14%. Эта опытная установка работала два года она имела специальную цель
разработку силового агрегата для подводных лодок. Поэтому приводимые в
литературе хотя и достаточно подробные технические и экономические показатели
имеют ограниченный интерес [23].
Первая действительно крупная установка теплоядерной электростанции в 5000
киловатт, в 35 раз превосходящая построенную в США, была запущена в прошлом
году в СССР [24]. Эта установка имеет целью обычное мирное снабжение
электроэнергией, поэтому ее технико-экономические показатели будут весьма
существенны при разработке методов мирного применения ядерной энергии. Следует
с интересом ждать, когда после необходимого срока непрерывной работы эти
показатели будут получены и станут доступны изучению. Конечно, эта первая
советская установка по сравнению с будущими имеет все же небольшую мощность,
так что трудно ждать при ее эксплуатации предельно высоких
технико-экономических показателей. Но, несомненно, они должны сыграть важную
роль, как основные при разработке более крупных теплоядерных силовых
агрегатов.
Приведенные материалы, мне кажется, указывают, на большое будущее ядерной
энергетики даже если итти проторенным путем, беря за основу уже известный
термодинамический цикл, разработанный и приспособленный для сжигания обычных
горючих, как уголь, нефть и пр. Но естественно предвидеть, что далекое будущее
будет за энергетическими циклами подобные тем, о которых я говорил вначале и
которые будут более полно отвечать специфике получения ядерной энергии.
На всем этом поприще для ученых и инженеров открывается перспектива
крупнейшей, интереснейшей и многообещающей творческой научной работы. Успешно
и быстро она может быть осуществлена только при дружном участии ученых всех
стран мира работающих в самых разнообразных областях, как то в области:
физики, электроники, металлургии, химии, электрохимии, теплотехники и пр.
Пока главным тормозом, мешающим развитию этой объединенной работы является
секретничество, связанное с научной работой по ядерным процессам. Это мешает
объединяться в работе не только ученым в международном масштабе, но как это
видно из иностранной прессы, даже ученым внутри одной страны.
Я уже указал, что сейчас, когда гонка атомного вооружения пришла в тупик, есть
все основания предвидеть, что уже в ближайшие годы в области ядерной физики
секретность должна прекратиться и это сразу приведет к расцвету науки. Но не
надо забывать, что на пути к международному общению ученых все же останется и
другое крупное препятствие - это холодная война и ее исток: классовая
нетерпимость к коммунистическому мировоззрению. Для любого прогрессивно
мыслящего человека в этой нетерпимости, конечно, не может не чувствоваться
возрождения средневековых методов борьбы с новыми идеями в науке подобных тем,
которые были когда-то организованы против Коперника, Галилея и их
последователей.
Людям уже давно следовало понять, что никогда и нигде полицейскими
мероприятиями нельзя опровергнуть передовое мировоззрение и приостановить его
развитие. Хотелось бы верить, что в наш век, такая ситуация долго продолжаться
не может и дружное международное сотрудничество ученых снова возродится и это
сразу же двинет вперед мирное применение ядерной энергии.
Я верю, что не за горами то время, когда великое открытие - ядерная энергия не
будет проклинаться человечеством, но станет неотъемлемой частью нашей культуры
и благосостояния, каким сейчас является электричество.


ЦХСД. Ф.5. Оп.17. Д.511. Л.17-43.
Машинопись. Подлинник.
Подпись-автограф.
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Случайные статьи
ГЛАВА 10
Преобразование Лор...
2.4.1. Взаимодейст...
5.7. КАК РАБО...
3.1. ОБРАЗОВАНИЕ П...
ГЛАВА 42
Комплексная форма ...
5.3. АНАЛИЗ ОСНОВН...
Слабое взаимодействие
Механика колебаний...
ГЛАВА 27
Добротность
5.18. НЕКОТОРЫЙ А...
Эффект Доплера
ГЛАВА 59
3.1. ОБРАЗОВАНИЕ П...
2.4.1. Взаимодейст...
ГЛАВА ШЕСТАЯ
Библиографический ...
Формулы алгебры мн...
Общие выводы из ...
5.8. КАК ОБРАЗУЮ...
5.7. КАК РАБО...
5.7. КАК РАБО...
Лабиринт парадоксов
Принцип Маха: связ...
5.7. КАК РАБО...
3.3.5. Эффект капи...
5.7. КАК РАБО...
#48 Давление газа ...
Энергия. Работа. М...
5.18. НЕКОТОРЫЙ А...
ГЛАВА 37
Дросселирование жи...
5.6. ПРОЦЕСС ГРАВ...
5.15. НЕКОТОРЫЕ ОС...
После образования ...
ГЛАВА 61
Что такое размерно...
Закон сохранения м...